sandy_z: (pin up)
Удивительный все-таки балет, который в зависимости от артистов, оказывается совершенно разной историей. Может быть историей любви, может – женской историей, может быть триллером, а воскресная «Жизель» оказалась историей Альберта. Как ни странно, да. Историей его взросления, морального, простите за пафос, становления и очень важной жизненной вехи.
В отличие от Жизели, роль Альберта дает большой простор для актерской фантазии танцовщика, он может быть и без памяти влюбленным романтиком, и пресыщенным аристократом, и мачо, и коварным соблазнителем. Мне очень понравилось, что Михаил Лобухин для своего дебюта в этой партии выбрал-таки соблазнителя. На мой взгляд, это логично и позволяет истории развиваться дальше по законам драматургии. Он (Альберт) привык, что барышни довольно быстро укладываются в штабеля, получают свое удовольствие и счастливо живут дальше. Он соблазнитель, но не коварный, ничего плохого в своем понимании, он не делает, скорее наоборот, что может быть приятнее легкого романа?
Роль играна-переиграна, казалось, что все изюминки уже разобраны по чужим кексам, однако Миша порадовал большим количеством чисто актерских находок. Вот он стоит посреди двора, сложив руки на груди и чуть насмешливо, ласково смотрит на наткнувшуюся на него Жизель, одно движение брови – и барышня поплыла.
Вот смотрит на нее смущенную, гадающую на ромашке так, что не устояла бы самая благочестивая монахиня. Заметим, на девушку в этот момент смотрит, а не на ромашку, как многие почему-то делают. Что ему эта флора, если, пардон, сеновал стынет и душа горит?
И клянется настолько поспешно и нетерпеливо, что поверить такой клятве может только сильно неопытная барышня.
А графа-то видно. Он, кстати, в разборках с Гансом даже за бедро особо не хватался, в поисках шпаги, зачем? И так ясно (всем, кроме Жизели), кто тут граф, а кто лесничий. Надо сказать, что граф временами был так горяч, что Ганс (Виталий Биктимиров) рисковал до виллис и не дожить.
Руку Батильде он целует без видимых моральных усилий, бросив на Жизель скорее упреждающий взгляд, мол, не маячь, потом объясню. Возможно так, как делал всегда? И тем непонятнее и страшнее для него то, что происходит потом. Вот уж разрыв шаблона так разрыв шаблона. И его персональная точка невозврата, после которой тем, прошлым соблазнителем он уже не будет.
Второй акт тоже вышел прекрасный. Ему было так стыдно, что даже подойти к могиле Жизели он решился не сразу. Запнулся в нескольких шагах и постоял некоторое время, будто спрашивая: «можно»? «Нужно», хихикнула из кустов Мирта.
За ночь на кладбище он стал старше на жизнь, и уходил оттуда, чудом выживший, волоча за собой плащ с цветами, подаренными Жизелью. Ее «прости» и свою вину одновременно.
Отдельный низкий поклон Мише за такой уровень культуры танца и музыкальность. Что называется, давно забытое удовольствие.
Жизель (Екатерина Шипулина) тоже дебютировала в этот вечер. Я ее не поняла, честно говоря. Мне показалось, что для Жизели она была внутренне довольно жесткой и вовсе не наивной, такие женщины не сходят с ума от несовершенства мира и предательства мужчины. А умирая, становятся, скорее, миртами…Впрочем, сцена сумасшествия Екатерине удалась, на мой взгляд. Без яркой аффектации, но очень убедительно и проговорено – и движения как у виллисы, и боль от разрывающегося (во всех смыслах слова) сердца, и желание убежать, куда угодно, а главное, из себя, от свалившего кошмара, и смерть, в шаге от объятий Альберта.
Был в этот вечер еще один дебют, о котором хочется написать - Георгий Гусев в крестьянском па-де-де. Боже мой, оказывается, его можно танцевать легко и почти чисто. Приятно смотреть и радостно, что дебют у Георгия удался.

P.S. Хотела назвать это все «История солдата», но побоялась, что побьют. Просто, глядя на Лобухина – Альберта, мне все время думалось, что, вот он приехал к невесте, вволю навоевавшись (в качестве командира, разумеется) где-то там, на полях феодальных сражений, теперь отрывается «на гражданке». Не стала еще и потому, что это, во-первых непозволительные фантазии относительно канонического либретто, во-вторых, потому, что сюжет другого балета, ну а в третьих – Миша не только прекрасный воин на сцене, но и весьма убедительный романтик, и это, наверное не стоит в данном случае смешивать.
sandy_z: (pin up)
Вчерашний, такой ожидаемый и осуждаемый спектакль был писан для меня акварельными красками – в эмоциональном плане, разумеется. Все словно чуть притушено, все на полутонах, каждая сцена, как старая гравюра, которую рассматриваешь сначала сквозь тонкую рисовую бумагу.
Наверное, есть два типа восприятия спектакля – наслаждение чистой эстетикой (поз, движений, танца) и эмоциональная вовлеченность. Оно конечно, очень условно и одно не отменяет другого, да и в чистом виде редко встречается, просто что-то одно превалирует. Вчера был первый вариант – чистая эстетика с небольшой примесью эмоций, за которые в основном «отвечал» Ганс – Андрей Меркурьев. Но – обо всем по порядку.
Разными Альбертами движут разные мотивы – кем-то любовь, кем-то похоть, кем-то страсть, а вот мотивом Альберта – Сергея Полунина была…скука. Я не к тому, что артисту было скучно, ни боже мой, я о том, что его граф просто в какой-то момент заскучал и пошел в деревню поразвлечься. Ну, в самом деле, охмурить юную девочку парочкой давно испытанных приемов ему раз плюнуть. Несколько хорошо выверенных фраз о любви, ничего не значащая клятва, пойманный в нужный момент взгляд – и она готова идти за ним на край света. А он с ней до сеновала.
А вот Жизель – Светлана Захарова расцветала при виде Альберта. Мне временами казалось, что он нее сейчас свет пойдет, так она сияла при одном взгляде на него. Альберт же милостиво позволял себя любить. И когда настала пора поцеловать руку своей официальной невесте, сделал это с тем же выражением лица, с каким соблазнял Жизель. А когда у той только начался приступ сумасшествия, он обернулся на оруженосца с немым вопросом, мол, чего это она? Что случилось-то? И поняв, наконец, ЧТО случилось, превратился-таки в того, каким его видела и любила Жизель, в чудесного, растерянного, неплохого, в общем-то юношу. Поздно, к сожалению.
Нерв в спектакль добавлял Ганс – Андрей Меркурьев. Вот уж кому было не до скуки, этот Ганс всем сердцем, простите за банальность, любил Жизель, и ее роман с Альбертом резал ему это самое сердце по живому. Кстати, в благородстве он ничуть не уступал графу, просто был честным в чувствах и поступках, а хорошие девочки, как известно, любят плохих мальчиков. В финале первого акта самая сильная эмоция, невозможное, непереносимое горе шло именно от него, остальные были за той самой рисовой бумагой.

Второй акт и вовсе получился эфемерным, Жизель летала в руках партнера и продолжала любить его. Хоть привидениям вроде бы и не положено. И Ганса было отчаянно жалко. Мне до сих пор непонятно, кой черт в принципе его туда понес, уж лесничий-то должен был знать все мифы и легенды родного края, и про виллис наверняка знал. Искал смерти? Не успел уйти засветло? И все же, именно этот Ганс такой участи не заслужил.
Альберт же сполна платил за свою скуку, платил и страхом, и раскаяньем, и силами, и сознанием потерянного счастья. Зато ему уж точно не было скучно и вряд ли еще когда-нибудь будет.
Я почти никогда не пишу о технике танца, но тут не могу удержаться. Главных героев надо было снимать как эталон, прежде всего, культуры танца. Как же это красиво, - четко и правильно, без ажитации и усилий выполненные классические па. Я, в отличие от многих балетоманов, не вижу никакого криминала в выполнении, в ТАКОМ выполнении антраша сис вместо диагонали бризе во втором акте. По смыслу можно привязать и бризе (Альберта тянет к Мирте) и анраша (Мирта неумолима и заставляет Альберта прыгать и прыгать). И рухнуть почти замертво здесь не мудрено. Вообще, во втором акте был настоящий праздник классического танца во всем его великолепии.
Эмоционально меня спектакль почти не затронул, зато доставил большое эстетическое удовольствие.
sandy_z: (Default)
Да, я опять, да, в Большой, да, я уже видела, но интересно же было посмотреть на одной сцене на Женю Образцову - Жизель и Николая Цискаридзе - Альберта. Прекрасны. Оба. И на этом точка. Разбирать, кто чего кому и как,  мне не хочется, пусть сохраниться в памяти спектаклем для гурманов - с"изюминками", актерскими находками, разными красками и мелкими личными открытиями.
Впрочем, как раз последними я и хотела поделиться. Мне в какой-то момент подумалось, что "Жизель" - спектакль о мужском эгоизме. Как-то никогда раньше это в голову не приходило. Если бы Альберт и Ганс хоть немного думали о ком-то, кроме себя и своих желаний, никакой истории бы не было.
Я не знаю, какая по счету была у меня эта "Жизель", но ровно после нее я поняла, какой эпизод там для меня самый цепляющий. Сцена сумасшествия целиком - само собой. Но в ней для меня самое страшное, когда Жизель на несколько минут приходит в себя, вроде бы успокаивается, мама пытается увести ее в дом, они почти доходят туда, еще пара шагов - и все страшное останется позади, мама уже продумывает, как будет дочку лечить и успокаивать, и виллисы еще могут остаться только детской страшилкой, но тот, последний, спасительный шаг в дом Жизель так и не делает...
Как-то так.
sandy_z: (Default)
Про  "Жизель". Скажите, пожалуйста, а кто все-таки такие виллисы? Это девушки, умершие до свадьбы? Все или только те, которых обманули мужчины? Когда происходит инициация - сразу после похорон или в какие-то определенные дни (полнолуние, ночь Ивана Купалы, 9-1 или 40-й день после смерти, еще что-то в таком духе)?
Либретто я читала, балет многожды смотрела, мне просто любопытно получше узнать "матчасть". Ну и главный мой вопрос - девушек, еслии они не самоубийцы, должны были отпевать в церкви, то есть души их очищенны и отпущены, так каким обрзом Мирта могла ими повелевать?
И еще вопрос-бонус - почему у всех виллис есть веночки на голове, а у Жизели нет?
Мне правда интересно. Буду очень благодарна за содержательные ответы и ссылки на места, где про это можно почитать.
sandy_z: (Default)

Сегодняшняя "Жизель"  была из тех спектаклей, что моментально рождают эмоциональный ответ. Дэвид был прекрасен по всем статьям - и танцевал великолепно, и сложен хорошо и отыграл все интересно. Весь его облик был пронизан аристократизмом, это было в каждом жесте и шаге, в повороте головы и улыбке. На сцене был граф, ну или даже принц из девичьих грез ;)
Почему-то именно на этом спектакле я увидела много мелочей, на которые раньше внимания не обращала, например, как Альберт в первом акте шлет Жизели воздушные поцелуи, как заигрывает с ней; сцену с гаданием на ромашке наконец рассмотрела. Мне очень понравилось, как он отыграл сцену с Батильдой. В тот момент, когда его застали у домика Жизели, он изобразил-таки, что просто охотился здесь, стрелял из лука (он рассказывал об этом на встрече), а потом, когда нужно было выразить свое почтение невесте, поцеловав ей руку, он сделал это с видимым усилием, будто преодолевая последний внутренний барьер.

Ну а сцена сумасшествия получилась просто чумовой во всех смыслах этого слова. Как это делает Наталья Осипова все и так знают (а кто не знает, тому не описать), а вот Дэвид меня поразил. Он буквально обезумел от горя в тот момент, когда Жизель умерла. Начал метаться по сцене, будто повторяя ее метания,  схватил шпагу, и так отпихнул пытавшегося остановить его оруженосца, что тот упал и схватился за голову (я надеюсь, Егор Симачев произведственных травм не получил). А потом он так страдал над телом Жизели, что в горле встал ком.

Второй акт стал торжеством красоты мужского классического танца. Прекрасно и убедительно. Отдельного упоминания достойны его стопы, я очень давно не видела такой красоты и таких высоких красивых полупальцев. Только на то, как он идет по сцене, вытягивая стопу, можно смотреть бесконечно. Соответсвенно и выход с цветами к могилке в начале второго акта был отдельным удовольствием.

Браво, Дэвид, приезжайте к нам еще! ;)


IMG_1775.JPG
«IMG_1775.JPG» на Яндекс.Фотках

Profile

sandy_z: (Default)
sandy_z

March 2014

S M T W T F S
      1
2 345 6 7 8
910111213 1415
16171819202122
23242526272829
3031     

Syndicate

RSS Atom

Style Credit

Expand Cut Tags

No cut tags
Page generated Jul. 27th, 2017 08:34 am
Powered by Dreamwidth Studios